Меню

«Кино — это луч света, освещающий Вам дорогу в жизни, телевизор – поток электронов, бьющий вам в грудную клетку», – Евгений Григорьев поделился мыслями о диспозиции эстетики медиа в современном мире, коротком метре, финансировании и личных ошибках.

Интервью

Режиссёр и сценарист Евгений Григорьев рассказал об отличиях сути различных форм медиа и их влиянии на зрителя, видах кино и их перспективе развития в России, финансировании проектов, опыте работы с режиссёрами монтажа и операторами, а также поделился своими личными ошибками в процессе работы над дебютным фильмом, важности процесса подготовки и репетиций, выработке.



— На Ваш взгляд, какую роль в образовании режиссера играет обучение в университете?

— Когда-то ведь не было никаких кинематографических институтов, но режиссеры все-таки случались. Думаю, пути в режиссуру могут быть совершенно разными, но при этом режиссер, конечно, чаще всего человек образованный. Благодаря учебным программам и образовательным траекториям институт позволяет сэкономить время на этом сложном пути. Мне лично крупно повезло: сначала я учился в техникуме механической обработки древесины, затем – на журфаке, и только потом поступил во ВГИК. Это была чудесная экспериментальная мастерская научного кино, где в центре стояла не проблема, но человек, конкретный ученый. Вообще, качество образования зависит не только от педагогов, но и – в большей степени – от «приёмника», тех людей, которые населяют ту или иную учебную аудиторию. При этом важно понимать, что диплом – лишь одна из множества ступенек образования, которое – в сущности – не заканчивается никогда. Главные поступки режиссера – это фильмы, артиста – роли, сценариста – тексты. Только это и является звонкой валютой, которая оплачена образовательными усилиями, временем собственной жизни.


— То есть нужно сконцентрироваться на приоритетных направлениях? Допустим, режиссеру на работе над фильмами...?

— Чтобы заниматься фильмами, нужно заниматься историей искусств, читать отечественную и зарубежную литературу, смотреть и анализировать кино, что-то в себе синтезировать – одним словом, жить, получать опыт. Если говорить про режиссерскую деятельность, можете еще добавить огромное количество коммуникаций. Кроме прочего, режиссер, как говорил мой мастер, должен быть здоровым человеком: и морально, и физически.




—Теперь давайте поговорим об эстетике: как Вы считаете, есть ли разница между телевизионной эстетикой и эстетикой кино?

— Думаю, здесь не в эстетике дело. Что такое телевизор? Поток электронов, бьющих Вам в грудную клетку. Что такое кино? Луч света, освещающий Вам дорогу в жизни, который бьет из-за спины. Что такое киноэкран? Экран, который физически больше Вас. Что такое телевизионный экран или экран монитора, где мы в одиночестве смотрим сериалы? Экран, который физически меньше Вас. Это означает, что, например, общие и крупные планы работают иначе. Крупный план на киноэкране – серьезное высказывание, на ноутбуке – вряд ли. Кроме того, мы имеем разные условия восприятия. Когда Вы смотрите телевизор (у меня его уже нет лет семнадцать, только в гостиницах его вижу и то редко включаю), за Ваше внимание борются холодильник, дети, домашние животные, в стриммингах у Вас есть возможность поставить действие на паузу – это сильно влияет на драматургию. Хотя я не один раз видел, как большие режиссеры проигрывали не самым крутым социальным сетям... Я всегда в кинозале наклоняюсь, смотрю, побеждает режиссер или нет. Ведь режиссура – не что иное, как управление вниманием, и в кинозале для этого больше возможностей: темнота, атмосфера, осознанный приход человека. Другое дело – у всех идиосинкразия: если нет телефона – как будто нет руки; «быть на связи» – нездоровый невроз, присущий всем. И я, например, с большим подозрениям отношусь к идеям снять одновременно полнометражную картину и сериал? Это очень тяжело.


— Перестроиться?

— Технологически тяжело. У меня сейчас есть картина, из нее можно сделать три, максимум четыре серии для платформ. Сюжет будет тот же, фабула та же, но способ рассказывания, крупности, количества слов будет иным, потому что условия восприятия будут иными.


— Вы упомянули платформы, которые не так давно появились в нашей жизни. Если с кино и телевидением Вы провели довольно четкие границы, как быть с платформами? Это – симбиоз или что-то другое?

— В платформах появляется очень важная вещь: управление просмотром зрителя. Чтобы выйти посередине сеанса из кинозала, нужно, чтобы режиссер тебя достал, а в голове крутилось: «Это не интересно, это эпик фейл, лучше бы я купил девушке цветы, а не билет в кинотеатр». В телевизоре ты выбираешь то, что идет в данный момент, а на платформе – то, что тебе захотелось посмотреть по синопсису, рекомендациям друзей. В отличие от телевидения платформы совершенно точно представляют, как мы смотрим их аудиовизуальные произведения: речь идет о глубине просмотра, эпизодах, на которых зритель останавливается. Настройки, когда камеры станут следить за зрачками во время просмотра – еще одна «big data», которая позволит эффективнее управлять вниманием.



— В связи с этим интересно, могут ли создать какую-то универсальную формулу для того, чтобы зритель не прерывался?

— Думаю, что это невозможно, а главное – не нужно. Тогда бы, например, сказок не писали. У нас есть «Морфология русской сказки» Проппа, «Путешествие писателя» Воглера, но и огромное количество переменных в творчестве и в жизни. За последние тридцать лет мир изменился до неузнаваемости, и мы каждый раз живем в новом мире, хотя действуют те же физиологические и физические законы. Если есть, что сказать, эти универсальные данные могут помочь. Если сказать нечего, смысл творчества теряется.


— А в чем цель?

— Цель коммерческого кинематографа одна – Ваши деньги, еще – Ваши ценности, которые этот кинематограф формирует. Авторский кинематограф смотрит не так много людей. Наша страна, кстати, одна из немногих стран в мире, где ты можешь прийти на конкурс Министерства культуры и сказать: «Я хочу снять фильм об этом». Если это талантливо, эксперты тебя поддержат, и ты получишь настоящие деньги: так случилось со мной, Любовью Мульменко, Нигиной Сайфуллаевой и многими другими людьми. Никто не говорит, что снимать; никто не говорит, что у нас фонд, который поддерживает съемки спасения тигров, а если будешь снимать льва, то тебе нужно идти в другой фонд, которого не существует. Если ты не нарушаешь безумное количество избыточных законов, just do it.


— Помимо разницы в целях: коммерческое кино делается ради денег, авторское – ради творчества…

— Ради того, чтобы создать произведение искусства. Я все-таки считаю, что кинематограф – вид искусства. Он может быть прибыльным, может быть – не очень. Думаю, что цели определяют произведения кинематографа, а не наоборот. Есть такая шутка: существует всего два вида кинематографа – что хотели, то и сняли, или что сняли, то и хотели.





— Точно. (Смеются). Что касается финансирования: Министерство культуры, «Фонд кино» …

— У нас несколько инвесторов: «Фонд кино», «Кинопрайм», платформы, Министерство культуры Российской Федерации. Есть еще телеканалы, но они редко финансируют полнометражные картины.


— А если говорить о коротком метре?

— К большому сожалению, я не смог снять короткий метр, который был написан параллельно с полным – почти невозможно найти спонсора. Это, конечно, печально, потому что короткометражное кино – способ проверить силы, сделать не такие дорогие ошибки, но непонятно, где, кому и как его показывать. Были попытки сделать из короткометражных фильмов фильмы-альманахи. Но в современном мире уже нельзя просто склеить подряд несколько короткометражек. Альманах подразумевает некоторый внутренний диалог между новеллами внутри. Этот диалог нужно придумать, выстроить. Словом, это довольно сложная интеллектуальная работа. Вообще, короткометражному кино очень трудно в нашей стране. Я сейчас, например, заместитель генерального директора Свердловской киностудии, и, когда мне присылают короткий метр, сразу говорю, что мы работаем с готовыми текстами полнометражных фильмов, потому что непонятно, зачем это снимать. С точки зрения кинопроизводящей организации у тебя есть 20-30 минут изображения и куда ты с ними пойдешь?


— Никуда, кроме как на фестиваль.

— А фестиваль – это бесплатный показ, ты даже часть затрат не покроешь. Понятно, что студенты снимают короткие метры – все в рамках учебного процесса (курсовые, дипломные работы). По сути, он построен так, чтобы в конце образования была некая работа, с которой ты можешь прийти и сказать: «Я умею это, это и вот это». По крайней мере, у меня так было, за время обучения во ВГИКе я снял семь картин.


— Понял, согласен. С коммерческой точки зрения короткий метр…

— Даже не с коммерческой, а индустриальной. Думаю, что, может быть, на платформах появится окно возможностей для этого. Специалистов не хватает, скамейка запасных – пуста, поэтому где еще, как не в песочнице короткого метра, искать способных людей.



— Значит, по Вашему мнению, «скамейка пуста»?

— Скамейка пуста, да. Индустрии очень не хватает кадров, которые реально могут дойти до финальных титров и дивить окрестную планету внятно рассказанной и интересно сыгранной историей.


—Теперь немного про операторов: существует ли для Вас понятие «свой оператор» и как Вы в принципе относитесь к взаимоотношению «режиссер – оператор»?

— Все мои фильмы Вы видите глазами операторов-постановщиков, особенно неигровые. То есть операторы – это мои глаза. Мне повезло: с одним оператором в неигровом кино я работаю двадцать лет. Что-то снимал с другими – есть какой-то пул людей, с которыми я пойду в такую тяжелую историю, как неигровое кино, потому что это самые умные, тонкие, быстрые операторы. В то же время они звери, потому что предчувствуют, что произойдет. Вообще, съемочная группа неигрового кино – киноспецназ или скорее даже разведгруппа: ты абсолютно доверяешь всем, нет места для конкуренции, все работают на замысел. Во время съемки ленты «Человек неунывающий» Андрея Сергеевича Кончаловского я уезжал с площадки и управлял ей при помощи эсэмэсок, потому что там была задача не деформировать реальность – все понимали, что нужно делать. Это была большая подготовка, люди, с которыми ты не просто встречаешься на смене, а жизнь одну живешь. Я поснимал все: клипы, рекламу, полный метр, сериал – и могу сказать, что неигровое кино – самый высокооктановый вид кинематографа, самый трудный, самый невероятный. Поэтому многие мои старшие товарищи говорят, что документальное кино – дело молодых.


— Лично Вам что ближе: игровое или неигровое кино?

— Это как сравнивать чай и кофе, стейк и лосось – настолько разное существование на площадке. В неигровом кино режиссер – муха на стене, человек, которого не должно быть видно. За съемочный день устаешь от того, что каждую секунду времени, каждое мгновение ты – приёмник, все твои рецепторы: уши, нос, глаза, кожа – постоянно принимают и анализируют информацию. Ты должен с помощью человека, который вообще стоит в другом месте, упаковать ускользающую реальность в кинокадр, сделать ее изобразительной, выразительной, драматичной. Когда ты работаешь в игровом кино, у тебя не существует никакого мира – только кадр, в который ты смотришь. И если что-то не получилось – это очень мучительно, нужно понять, что сделано не так: артист не так сыграл, камера не в тот момент задвигалась… Другой вид деятельности – анимация. Не понимаю, как они все придумывают, рисуют, как у них терпения хватает. (Смеется.) Аниматоры для меня – какие-то инопланетяне, особенно те, кто делает перекладку. У них белый лист, и они придумывают целый мир, до мельчайших подробностей. Фантастика.


— Действительно круто. А что Вы думаете относительно перспектив документального кино в России?

— Есть расхожее мнение о том, что неигровое кино в гетто, а я считаю, что это – элитный клуб. Те, кто снимает классный док, самые счастливые люди, потому что это невероятно продуктивный и при этом, конечно, опасный контакт с реальностью. Но не в смысле физического уничтожения контактирующего с ней, хотя это тоже бывает... Это очень тяжело нравственно, может тебя мучить, ведь, как правило, чем хуже герою, тем лучше фильм. И ты пытаешься разобраться в сути вещей, рассказать историю, которая будет понятна человеку в зале. Я недавно снимал картину «Хроники», в ней есть материалы с документалистами Сергеем Лозницей, Андреем Осиповым, Мариной Разбежкиной – мне хотелось показать их лица, творческие методы. Образ, который я люблю: док – это океан жизни, в котором ты на доске для серфинга, и можешь либо поймать волну, либо убиться.


— Расскажите о вашем опыте монтажа и важности режиссёров монтажа в вашей работе?

— Первые фильмы я монтировал сам, потом у меня были режиссеры монтажа; сейчас, например, работаю с Костей Ларионовым. Режиссер монтажа – отдельная единица, он позволяет посмотреть на материал не через кровь, боль и слезы съемочного периода, которые ты вспоминаешь, когда боишься выкинуть кадр, а с точки зрения важности каждого кадра для картины в целом, особенно на этапе отсечения лишнего. Я сейчас много занимаюсь технологией постпродакшна, связанной с экономикой, скоростью развертывания истории – надо монтировать быстрее, но одному режиссеру это осуществить сложно. В авторском кино многие монтируют сами, но все, конечно, зависит от автора и картины. Когда-то я монтировал на ленточных магнитофонах, даже пленочный монтаж делал. Но монтаж – это определенное мышление, и мне, разумеется, лучше работать с режиссером монтажа. Я пришел в кино после лыжного спорта – там ты бежишь один всю дорогу, а в кино общаешься с людьми, делаешь что-то с ними вместе. Я могу сам все смастерить: снять, смонтировать, покрасить, музыку положить, титры сделать – но у меня это получится гораздо хуже, чем у моих товарищей. К тому же, чем больше «мозгов» в картине, тем она лучше, интереснее.


—А как Вы относитесь к выработке, как справляетесь, когда Вам нужно снять много материала за один день?

— Я считаю, что быстро – хорошо не бывает. Быстро бывает дорого. Однажды из-за поведения заказчика на площадке мы стали опаздывать, тогда ко мне подошел продюсер и попросил что-то сделать. Час переработки – гигантские деньги. Я предложил сделать все за пятнадцать минут, сказал, что история будет, но не совсем такая, какую обещали. Этот рекламный ролик для одной из пластиковых карт мы сняли вместо трех часов за сорок минут. Безумная выработка – это игровое кино в режиме новостей. Так снимать можно, но кто это будет смотреть? Вчерашние новости ведь мало кому интересны.


— Я знаю, что некоторые сериалы имеют выработку по четырнадцать минут в день, а то и больше.

— У меня такого не было. Самое большое – на международном сериале «И ты, Брут?!», где выработка была девять минут, одновременно снимали в Риме и окрестностях. На «Подельниках» было от трех до шести минут, потому что я снимал с очень большим запасом, руководствовался правилом «меньше дублей, больше кадров» – это был мой выбор.


— Как Вы считаете, это было правильное решение?

— На тот момент, конечно, да. Правда, тогда я не понимал, что такое игровое кино в тридцать две смены – не было иррационального, чувственного опыта. Надеюсь, в августе сниму вторую картину, к ней буду готовиться иначе – снимать не так много кадров. Это так называемое «экологичное сознание», когда ты стараешься снимать, используя меньше ресурсов планеты Земля.


— А как Вы относитесь к подготовке и что Вы на ней делаете?

— Представьте, что перед Вами лежат три вилки одна за другой. И каждая означает равный отрезок времени. Ну, например, 5 недель. В нормальном кинематографе две вилки – это подготовка, одна – съемка. В российском кинематографе зачастую вилка одна – и в этом проблема, потому что подготовка кажется дорогой, но она – необходимое «учение», чтобы было легче в бою. Когда готовишься впервые, неизбежно совершаешь какие-то ошибки.



— Можете привести пример?

— Когда-то я взял и не прохронометрировал сценарий сам – подумал, что этим должен заняться второй режиссер. На самом деле тебе самому надо проходить с секундомером весь сценарий. Форма режиссерского сценария, с которой я познакомился в игровом кино, казалась мне служебным документом. Только к середине съемочного периода я стал писать режиссерский сценарий тех эпизодов, которые впоследствии снимал – это довольно удобная форма для того, что важно помнить.


— А что важно помнить?

— Например, что в этот момент понимает зритель, какие детали нужно снять. Все это очень лапидарно записано. Ведь чем точнее ты понимаешь, чего ты хочешь, тем больше подарков случается от артистов, становится проще работать всем цехам. Когда-то я недостаточно внимания уделял второму составу – сейчас понимаю, что надо знакомиться со всеми заранее, говорить про текст, ценности, наладить человеческий и профессиональный контакт. Почему у Паши Деревянко так хорошо получилась роль? Потому что мы очень много репетировали, прорабатывали ключевые сцены – на площадке некогда что-то искать. Однажды у меня был артист с эпизодической ролью, который пришел на сцену, но не подготовился, забывал текст. Я говорю: «Саша, дорогой, у меня на тебя есть всего двадцать минут, мне нужно, чтобы ты выглядел на экране убедительно. Почему ты не подготовился?». Я чудом переснял. Многие артисты не понимают, что у режиссера в современном скоростном производстве есть всего двадцать минут. И если артист не готов, то режиссер не может выйти и сыграть за него. Это высокая степень взаимозависимости на всех уровнях.


— Насчет репетиций: это была Ваша личная договоренность с актерами или инициативу поддерживала студия?

— Нет, с актерами, конечно. Поскольку я дебютант, очень переживаю за качество, за то, что чего-то вдруг не понимаю. У нас был прешутинг, мы выезжали на локацию без костюмов, прожили там несколько дней, сняли какое-то количество сцен на фотоаппарат. Актеры приехали за долгое время до съемок, и у нас была возможность чаще репетировать – это абсолютно нормальная ситуация. Но, к сожалению, не настолько распространённая, как хотелось бы… Из-за финансовых либо других аспектов практика такой плотной подготовки и, соответственно, репетиций иногда теряется… Да и лентяев, халтурщиков или просто людей непрофессиональных хватает. Хотя, когда я смотрю на негодных людей в кинематографе, я счастлив, что они не управляют самолетами, не оперируют. Кино – тяжелый физический труд, и к нему надо быть готовым.


Интервью — Александр Скоробогатов
Редактор — Надежда Михалкина
Корректор — Ксения Скоробогатова

Некоторые принципы работы программного директора

Некоторые принципы работы программного директора "Артдокфеста" Виктории Белопольской

10.09.2019 2828

На «Артдокфест» каждый год приходит больше 600 заявок, лучше обратить на себя внимание.

Подробнее...

"Чем вы субъективнее, тем вы объективнее как отборщик". Фестивальные тезисы Алексея Медведева

04.09.2019 2199

Алексей Медведев, кинокритик, куратор Якутского международного кинофестиваля, директор конкурсных программ международного кинофестиваля «Послание к человеку», программный директор сахалинского фестиваля «Край света. Восток» и калининградского «Край света. Запад», рассказал о своих непреложных принципах работы с авторами и фильмами.

Подробнее...
Дмитрий Якунин: «Мое кредо – «двигаться вперед, но при этом помнить и уважать традиции»

Дмитрий Якунин: «Мое кредо – «двигаться вперед, но при этом помнить и уважать традиции»

26.08.2019 3000

Дмитрий Якунин - герой нашего следующего интервью: продюсер, директор московского фестиваля “Будем жить!”, исполнительный директор Молодежного центра СК, организующего такие популярные и индустриально значимые проекты, как Питчинг дебютантов и Всероссийская акция «День короткометражного кино».

Подробнее...
#
2022, Россия, Беларусь, 1:14' арт-видео реж. Дарья Сермяжко
#
2020, Россия, Франция, Швейцария , ' игровой фильм реж. Кирилл Серебренников
#
2012, Россия, 45' документальный фильм реж. Валерий Спирин
#
2018, Россия, Эстония, Франция, 90' игровой фильм реж. Наташа Меркулова,Алексей Чупов
#
2018, Россия, 10' игровой сериал реж. Ирина Вилкова
#
2019, Россия, 90' игровой фильм реж. Клим Шипенко
#
2019, Россия, 49' игровой сериал реж. Константин Богомолов
#
2020, Россия, 90' игровой фильм реж. Анна Меликян
#
2020, Россия, 122' игровой фильм реж. Анна Меликян
#
2020, Россия, 15' игровой сериал реж. Анна Меликян
#
2020, Россия, 08' игровой сериал реж. Кирилл Алехин
#
2021, Россия, 105' игровой фильм реж. Пётр Буслов
#
2021, Россия, Армения, 97:42' игровой фильм реж. Армен Акопян,Дмитрий Тархов
#
2021, Россия, 110' игровой фильм реж. Александр Домогаров мл.
#
2021, Россия, Беларусь, 87' игровой фильм реж. Владимир Алеников
#
2021, Россия, 45' документальный фильм реж. Валерий Спирин
#
2021, Россия, ' субтитры к 35 фильмам реж.
#
2022, Россия, 95' игровой фильм реж. Юлия Трофимова
#
2006, Россия, 136' игровой фильм реж. Николай Лебедев
#
2007, Россия, 103' игровой фильм реж. Анна Меликян
#
2015, Беларусь, 14:59' игровой фильм реж. Митрий Семёнов-Алейников
#
2015, Россия, Венгрия, Беларусь, 70:51' игровой фильм реж. Лика Алексеева
#
2015, Россия, 88:43’' игровой фильм реж. Александр Котт
#
2016, Мексика, ' анимация реж.
#
2016, Россия, 22:24' игровой фильм реж. Кирилл Васильев
#
2016, Россия, 97' игровой фильм реж. Владимир Котт
#
2016, Россия, 90' игровой фильм реж. Павел Руминов
#
2016, Россия, субтитры к 55 фильмам' анимация реж.
#
2016, Россия, 26' игровой сериал реж. Артур Богатов
#
2017, Россия, 92:26' игровой фильм реж. Лера Суркова
#
2017, Россия, субтитры к 23 фильмам' анимация реж.
#
2017, Россия, 25:01' игровой фильм реж. Евгений Никитин
#
2017, Россия, 24' игровой сериал реж. Антон Федотов
#
2017, Россия, 83' игровой фильм реж. Роман Волобуев
#
2017, Россия, 90' игровой фильм реж. Иван Шурховецкий
#
2018, Эстония, Россия, 18:46' игровой фильм реж. Владимир Котт
#
2018, Россия, 96' игровой фильм реж. Марюс Вайсберг
#
2018, США, Россия, 10:38' игровой фильм реж. Юлия Трофимова
#
2018, Россия, 24' игровой сериал реж. Антон Маслов
#
2018, Россия, 18:09' игровой фильм реж. Даша Чаруша
#
2018, Россия, 52' игровой сериал реж. Андрей Джунковский
#
2018, Россия, 100' игровой фильм реж. Мария Агранович
#
2018, Россия, 14:45' игровой фильм реж. Максим Елагин
#
2018, Россия, 08:07' игровой фильм реж. Иван Плечев
#
2019, Россия, 14:59' игровой фильм реж. Василиса Кузьмина
#
2019, Россия, 26' игровой фильм реж. Олеся Яковлева
#
2019, Россия, 13:10' игровой фильм реж. Владимир Копцев,Елена Копцева
#
2019, Россия, Грузия, 80' игровой фильм реж. Петр Левченко
#
2019, Россия, 24' игровой сериал реж. Антон Маслов
#
2020, Россия, 93:43' игровой фильм реж. Даша Чаруша
#
2021, Россия, 20:50' игровой фильм реж. Александр Котт
#
2021, Эстония, Россия, ' игровой фильм реж. Борис Гуц
#
, , ' реж.
#
1999, Россия, 210' игровой фильм реж. Юрий Александров
#
2008, Россия, 100' игровой фильм реж. Александр Прошкин
#
2008, Россия, 127' игровой фильм реж. Владимир Бортко
#
2010, Китай, 50 серий по 40 мин' сериал реж. Шаохун Ли
#
2012, Россия, 73' игровой фильм реж. Арсений Гончуков
#
2013, Россия, 30' документальный фильм реж. Вениамин Тронин
#
2013, Россия, 18:15' игровой фильм реж. Виталий Курапов
#
2013, Россия, 12:30' анимационный фильм реж. Полиектова Ольга Андреевна,Полиектова Татьяна Андреевна
#
2013, Россия, 28:32' игровой фильм реж. Сергей Соловьёв
#
2013, Россия, 29:10' документальный фильм реж. Дмитрий Завильгельский
#
2013, Россия, 1:10' арт-видео реж. Михаил Романовский
#
2014, Россия, 13:52' игровой фильм реж. Ксения Гришина
#
2014, Россия, 08:20' игровой фильм реж. Юлия Сапонова
#
2014, Армения, 22' игровой фильм реж. Вагенак Балаян
#
2014, Россия, 27' документальный фильм реж. Людмила Бычкова
#
2014, Россия, 85' документальный фильм реж. Никита Тихонов-Рау
#
2014, Россия, 27' документальный фильм реж. Людмила Бычкова
#
2014, Россия, 130:24' игровой фильм реж. Владимир Котт
#
2014, США, 8' игровой фильм реж. Иван Петухов
#
2014, Кыргызстан, Болгария, Россия, 22:19' игровой фильм реж. Жанна Карабалаева
#
2014, Сингапур, Россия, 09:26' игровой фильм реж. Максим Дашкин
#
2014, Россия, 35' игровой фильм реж. Михаил Романовский
#
2014, Россия, 60' документальный фильм реж. Мумин Шакиров
#
2014, Россия, 18:07' игровой фильм реж. Анастасия Полухина
#
2014, Россия, 19' игровой фильм реж. Никита Шулешко
#
2014, Россия, 4:54' игровой фильм реж. Михаил Романовский
#
2014, Россия, 42:52' документальный фильм реж. Ольга Арлаускас
#
2014, Россия, 26:03' игровой фильм реж. Игорь Каграманов
#
2014, Россия, 5:45' игровой фильм реж. Михаил Романовский
#
2014, Россия, 90' игровой фильм реж. Арсений Гончуков
#
2014, Россия, 28:30’' игровой фильм реж. Виктор Сидоров
#
2014, США, 100' игровой фильм реж. Грен Уэллс
#
2014, Россия, ' документальный фильм реж. Ольга Арлаускас,Никита Тихонов-Рау
#
2014, Россия, 16:07' игровой фильм реж. Юрий Суходольский
#
2014, Россия, 26:25' игровой фильм реж. Руслан Магомадов
#
2014, Россия, 7x5' анимационный сериал реж. Станислав Метельский
#
2014, Россия, 4 серии по 60 минут' игровой сериал реж. Владимир Хотиненко
#
2014, Россия, 24:26' игровой фильм реж. Марина Мигунова
#
2014, Россия, 10 серий по 43 минуты' игровой сериал реж. Андрес Пуустусмаа
#
2014, Россия, 19' игровой фильм реж. Валерий Полиенко
#
2014, Россия, 44:10' документальный фильм реж. Сергей Циханович
#
2014, Россия, 7' игровой фильм реж. Наташа Новик
#
2015, Россия, 95' игровой фильм реж. Султан Хажироко
#
2015, Россия, 11:25' игровой фильм реж. Ефграф Сорокин
#
2015, Россия, 24:42' игровой фильм реж. Никита Ордынский
#
2015, Россия, 11:45' анимационный фильм реж. Игорь Писаренко
Telegram